Не подаю!

С приятельницами сидела на улице Вайнера. На соседней лавочке с жадностью доедала батон страшная старуха: прямо кусала поперёк булки и яростно жевала. Тяжёлое зрелище. Не только я на неё пялилась. Многие обратили внимание. 

Отправив в рот последний кусок, она деловито стряхнула с юбки крошки и … стала по очереди подходить к сидящим рядом на скамейках. Народ начал суетливо рыться в сумках-карманах-кошельках и спешно отдавать ей то, что «накопал» у себя в закромах, не жалея ни звонких монет, ни шуршащих. 

Уж не знаю, каким образом она выбирала себе «клиентов», но делала это безошибочно. Из нашей компании подошла только к молодой девушке и поимела целую горсть всяких монет. На нас, зрелых дам, даже не глянула. 

О, я давно научилась определять эту категорию граждан! Таких много было в жульнические 90-ые, а я полжизни прожила в доме у железнодорожного вокзала. Эта цепкая, довольно энергичная «бабулька» явно была «на работе» и чётко отслеживала всё происходящее вокруг, просто безошибочно сканировала. Профессионалку видно сразу.

Раньше, по молодости, любопытству и журналистской работе я знакомилась с такими попрошайками (и не только с такими), и видела, что они не стыдятся красть даже у тех, кто им помогает. И вовсе они не бедные. Они просто наглые. Поняли, что из своей неухоженной старости можно извлекать выгоду – и вперёд. 

Прекрасно знаю все их аргументы:

- ничего, не обеднеют, ещё себе заработают

- я ведь не отбираю, сами отдают

- мне, может, на лечение надо… ха-ха

Многие люди любят деньги, некоторые больше, чем своё достоинство. Особенно – к старости. Те, кто работал в советской торговле, на рынке, в общепите, на каком-нибудь складе или в другом каком месте, привычном к воровству, а таких мест было уйма, после определённого возраста не имеют ничего святого. 

А то ещё одно время взяли моду – на коленях стоять на центральной улице и молиться, уткнувшись носом в грязную мостовую. Совесть совсем потеряли. Видно, хорошо подают на такую гимнастику. 

Даже на наши крошечные пенсии можно прожить без попрошайничества. И все люди «в возрасте» это знают. 

А те, кому, действительно, нечего кушать, они – другие. Вы тоже их не спутаете с «этими».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened